Убийство Ноздровской: Россошанский перед задержанием написал «предсмертную» записку

Подозреваемый убийстве юриста Ирины Ноздровской Юрий Россошанский оставил родным записку, в которой говорит о готовности взять вину на себя из-за травли, которая, по его мнению, была организована в отношении его семьи.

Его жена Ольга Россошанская рассказала изданию «Факты»: «Перед задержанием Юра написал что-то вроде предсмертной записки. Муж сказал: «Я не хочу ни сам мучиться, ни мучить своих близких». Нарисовал схему кладбища, где его похоронить. Я испугалась, что он покончит жизнь самоубийством. А оказалось, он решил все взять на себя».

В записке содержался следующий текст: «Беззаконие и бездействие властей в нашей стране довело меня до крайности. Я так жить не хочу. Прошу родных простить меня. Жена, дочь, внуки, сын Дима, я вас любил всю жизнь и за вас готов отдать свою жизнь. Все равно повесят убийство этой гадкой подлой лживой юристки-активистки на меня. Главное, чтобы не трогали ни жену, ни друзей, ни наших родных. Пусть лучше винят меня. Хотя я этого не совершал. Преступление совершила сама Ноздровская, так как сильно много знала о депутатах, предвыборных деньгах депутатов еще с 2012 года. Вот они ее и заказали».


Россошанский не раскаивается в убийстве Ноздровской, — Шкиряк


«Затравили меня, мою семью, сына, всех наших родных и знакомых по селу. Эта Ноздровская со своими батьками, коррумпированными судьями апелляционного и Обуховского суда, журналистами… Все СМИ, газеты, ТВ клеветали на моего сына. А он этого не хотел. Был трезв. Ложь и клевета меня достали. Я всю жизнь был честным семьянином, тружеником. И все, что исходило от Ноздровской и ее окружения, вся эта фальш, меня достала», — написал Россошанский.

Ольга Россошанская не верит, что ее муж мог совершить это преступление.

«Мужу 64 года. Он крупный, но очень медлительный. Не представляю, как он мог сделать это физически. Да еще и в то время, когда по селу ходили люди. Ведь, по версии следствия, это был вечер, а не ночь. А потом, как следует из их версии, он взял ее (Ноздровскую) на плечи и понес… Я этого не представляю», — отмечает она.

Говоря о звучавших от мужа угрозах в адрес Ирины Ноздровской во время заседания суда по возможной амнистии их сына Дмитрия, осужденного за смертельное ДТП, в котором погибла сестра Ноздровской в сентябре 2015 года, Россошанская сказала: «Юра был сильно возмущен происходящим».

«Мы ждали сына. Его должны были, наконец, выпустить из СИЗО. Дима ведь попадал под амнистию! Юру всего колотило: как же так?! Его возмущала даже не столько Ноздровская, сколько решение судей. Понимаете, мы так надеялись, что Дима выйдет! Но в суде верили только Ноздровской. А нам не верил никто. Да, сын сбил ту девочку, но он не был пьян. Когда он ее сбил, в прессе назвали Диму сыном областного прокурора. Клевета! Мой муж всю жизнь проработал водителем. Потом прицепились к тому, что дядя Димы — председатель суда. Это, положим, правда, но мы с тем дядей даже не общались. Конечно, Юру все это допекло», — пояснила она.

При этом Россошанская отметила, что у ее мужа в последнее время «бывали странности» в поведении.

Как сообщали «Вести», МВД подтвердило задержание подозреваемого в убийстве Ирины Ноздровской. Позже СМИ сообщили, что речь идет об отце Дмитрия Россошанского, который в 2015 году сбил насмерть сестру Ноздровской Светлану Сапатинскую. Он отбывает семилетний тюремный срок за это преступление.

Ноздровская вела дело о гибели своей сестры Светланы Сапатинской в аварии в сентябре 2015 года. Ее сбил племянник тогдашнего председателя Вышгородского райсуда Дмитрий Россошанский. Ноздровская заявляла, что виновный в ДТП находился под воздействием наркотиков.